История рода Фон Мекк

ruenfrdeitples

Подпишитесь и Вы будете

в курсе всех событий и

изменений на сайте.

Ваши данные не будут

переданы третьим лицам.

Переписка (почтовая корреспонденция) XIX - начала XX веков это не только раскрытие личностей, но и свидетельства исторических фактов, пропавших в книгах в советское время, а также не менее важное свидетельство степени уважения и известности корреспондентов в те далекие времена.

Наиболее известна изучаемая всем миром переписка Петра Ильича Чайковского и Надежды Филаретовны фон Мекк, всего около 1200 писем за 13,5 лет, изданные и переизданные многотомники на русском и английском языках. Берясь за их прочтение, а тем более изучение, выбирайте наиболее свежие издания, так как первые выходили с сильными купюрами, в соотвествии с требованиями диктаторского, а после застойного времени. >>--Подробнее...-->

Не менее интересны письма Петра Ильича своим близким о фон Мекк. Выдержки из них можно найти >>--здесь-->

Ниже приводятся письма, корреспондентами которых являются фон Мекки, а также письма известных людей, в которых фон Мекки упоминаются. Не всегда однозначно можно сделать вывод о каком из фон Мекков идет речь, и если Вы заметили неточность, прошу сообщить. Многие длинные письма публикуются в сокращенном виде , невидимая часть писем заменена троеточием [...] в скобках. Мои комментарии вставлены также в [квадратных скобках].


переписка Ник 2 и АлексФедВ письмах императрицы Александры Федоровны Николаю П на фронт, некоторые примеры из этих писем:.

Царское Село. 22 октября 1914 г.

«Ну, я отправилась с Мекком для осмотра моего поезда склада № 4 — они едут сегодня, кажется, в Радом, а оттуда Мекк заедет к Николаше [видимо, к вел. кн. Николаю Николаевичу, главнокомандующему в этот период], так как ему нужно кое что у него спросить. Он мне сообщил частным образом, что Элла [видимо, вел. кн. Елизавета Федоровна] желала бы поехать во Львов и осмотреть мой тамошний склад, но так, чтобы никто об этом не знал, — она приедет сюда, тайно от москвичей, в первых числах ноября»

Царское Село. 6 марта 1915 г.

«Мекк — маленький гений, придумывающий и устраивающий все это продвижение, — все, что он делает, действительно делается хорошо и быстро. Ему также удалось найти порядочных людей для этих поездов складов» .

Царское Село. 9 апреля 1915 г.

«Я получила известия от моего поезда с летучим складом № 5. Брусилов осматривал его и остался им очень доволен. Он увозит лекарства, подарки, белье, сапоги, и возвращается с ранеными. В больших поездах есть кухня и священник. Все это благодаря маленькому Мекку» .

Царское Село. 18 апреля 1915 г.

«Сегодня утром я приму Мекка — он мне, между прочим, расскажет про Львов, где он видел тебя в церкви. — Мои маленькие летучие поезда склады выполняют трудную и полезную работу в Карпатах, а на наших мулах перевозят вещи в горах»

Царское Село. 5 марта 1916 г.

«Я приму Мекка и Апраксина, так как они едут ревизовать мои поезда склады. Г.М. Гурко от имени 5й армии телеграфировал мне из Двинска, благодаря за мои поезда склады, которые там стоят и очень помогают полкам. Мне отрадно узнать, что эти небольшие учреждения Мекка так хорошо работают. Мне пришлось назначить Апраксина моим гл. уполномоченным 5ти поездов — над Мекком, так как молодому человеку завидовали и недоброжелательно к нему относились (в Москве). Я говорю тебе все это на случай, если ты слышишь, что он проедет».


Пятница. (1896) К 45, Литейная. (С .-П етербург).

Милостивый государь Владимир Владимирович

Александра Валериановна Карцова1  передала мне приятнейшую весть, что Вы согласны отослать картину Нестерова в Мюнхен2. Я очень жалею , что не имею ни­какой возможности повидать Вас на вокзале, но думаю в будущий четверг быть в Москве, я надеюсь Вас там повидать.

Приношу уверение в моем почтении.

Сергей Дягилев.

1 Карцова Александра Валериановна (урожд . Панаева, 1853— 1943), сестра Е. В. Дягилевой, мачехи С. П. Дягилева. Известная певица, которой П. И. Чайковский посвятил несколько р ом ансов.

2 Обращение к В. В. фон Мекку бы ло вызвано отказом. М.В. Нестерова (1862— 1942) дать свои работы для экспонирования в Мюнхене, так как художник предпочел показать их на Все­ российской промышленно-художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде .


Воскресенье. (9 января 1900'г; С .-Петербург).

Многоуважаемый Владимир Владимирович

Прилагаю письмо Малявина на Ваш запрос1 Считаю, что пять тысяч дорого. Картина эта не может считаться вполне совершенной и имеет для коллекционера инте­рес скорее с точки зрения сенсации, которую она произвела2. Впрочем, это мое чисто субъективное мнение. Я перестаю понимать живописную мазню, хотя бы и не лишенную художественного значения. Дальше Р. Ваг­нера в музыке не пойдешь, так же и более «раздетым» в живописи, чем Цорн или Мане — нельзя быть. Путь неверен. Искусство, по крайней м ере, человеческое ис­ кусство, все-таки не есть птичье пенье и, прежде всего, есть — работа. Вещь необходимо должна быть хорошо сделана. Модничанье фактурой и наглыми приемами от­ жило свой век. Мане уже почти классик, все сенцессио- ны мира уж е сыграли роль. Англия уж е создала стиль и надоела им по горло. Чтобы идти вперед нельзя строить все благополучие на смелости новизны 3. Все это, вероятно, общие места.

Ж м у Вашу руку.

Серг(ей) Дягилев.

Ж д у Вас в П етербурге. М оя выставка откроется, ка­ жется, скорее всего, 20-го января

 Деньги переводить не стоит. Когда приедете — поговорим

. С. Дягилев ОР ГТГ, ф. 160, е д . хр. 59, лл. 1— 2 об.

1 8 января 1900 г., в субботу (что позволяет, опираясь на по­ м ету в письме Дягилева к фон Мекку — « Воскресенье», датировать публикуемый источник 9 января 1900 г., Н. П.) Ф. А. Малявин (1869— 1940) писал Дягилеву: « (...) мне было бы очень лестно продать мою картину в такие руки, как г. фон Мекк. Как я Вам уже говорил, что для Всемирной выставки я назначил за нее десять тысяч, ему бы я отдал за пять тысяч. Я нахожу, что это не ­ дорого. (. . .)» (ОР ГТГ, ф. 160, е д . хр. 156, л. 1).

2 Речь идет о приобретении фон Мекком известной в последствии картины Малявина «Смех» («Бабы»), впервы е показанной на конкурсной выстазке Петербургской Академии художеств 1899 го­ да. Ее поя влен ие вызвало, как писал в одной рецензии А. Н .Б енуа, скандал в академических кругах, на нее обрушился и В. В. Стасов. Звание художника Малявин получил за выставленный одновременно на конкурс портрет мальчика. Тем не менее, на Всемирной вы­ставке в Париже в 1900 году картина получила высшую награду —  з о л о т у ю  м е д а л ь и была приобретена Музеем современного искус­ства в Венеции.

3 Дягилев упоминает имена Рихарда Вагнера (1813— 1883) — н е ­ мецкого композитора, создателя музыкальной драмы; Андерса Ц орна (1860— 1920) — ш в ед с к о го ж ивописца, графика и скульптора; Э д у а р д а М ане (1832— 1883) — французского живописца и графика, о д н ого из основоположников импрессионизма, как синонимы нова­ торов в области искусства. Мысли, вы сказанные Д ягилевы м в пись­ ме, не были для него случайны. Их отзвуки мы на х о д и м и в его поздних выступлениях: «Когда маэстрия преобладает поневоле, пр осто потому, что е е слиш ком м ного, — утв ер ж д а л в 1901 году Дягилев, — это не раздражает», но, считал он, она не должна ста­ новиться с а м о ц е л ь ю в искусстве: «Всякая попытка, всякое с т р е м л е ­ ние всегда д о р о ж е , чем уверенная маэстрия, так распространив­ шаяся в п о с л е д н е е в р ем я (. . .)». (С ергей Дягилев и р у с с к о е искус­ ство. Статьи, открытые письма, интервью. Переписка. Современники о Д яги леве. — М.: И зобрази т, искусство, 1982. — Т. 1. — С. 131, 132).

4 Выставка картин журнала «Мир искусства» была открыта с 28 января по 26 февраля 1900 года в залах музея Ц ентрального училища техн ического рисования барона Штиглица в Петербурге .

5 Как у б е ж д а ю т источники, хранящ иеся в архиве В. В. фон Мекка, он постоянно финансировал издание журнала «Мир искус­ства» и многие д р у г и е начинания Дягилева. (ОР ГТГ, ф. 160, е д. хр. 61— 64, 67). 3

 


27 июля 1900 г. (С .-Петербург).

Многоуважаемый Владимир Владимирович

Дело «Мира искусства» после получения субсидии поставлено в такое положение, что м ож ет сущ ество­ вать безпомощи и вкладов со стороны частных лиц, со­чувствующих этом у делу. Вы так искренне отнеслись к «Миру искусства», когда он был в нужде, и проявили столько интереса к его сотрудникам, что я решаюсь сделать Вам следую щ ее предлож ение. М не кажется, что в деле русского книгоиздательства ощущается огром ный пробел, полное отсутствие действительно художественных изданий, касаю щ ихся наших худож ников. В то врем я как во Ф ранции и Германии Вы см ож ете иметь за всякую цену дешевые и роскошные издания Беклина, Менцеля, Пювиса, Либермана, Дегаза и др(угих), в России, кроме мерзких изданий Булгакова — Семирадский, Айвазовский, Федотов — совсем нет сборников ни хороших современных художников, ни русских класси­ков. М оя мечта была бы предпринять ряд таких изда­ний и дешевых, и более роскошных. Для первого раза, под свеж им впечатлением смерти худож ника — друга Левитана, мне бесконечно хотелось бы воздать должное этом у большом у и неоцененном у русском у мастеру. Можно собрать очень интересную коллекцию фотогра­фий его вещей и сделать хорош ее, роскошное издание. Думаю я и о роскошном издании в данном случае и по­ тому, что, во 1-х, считаю Левитана достойны м такого почета и, во 2-х, пейзажи в посредственном воспроизве­ дении эффекта не дают и добиться впечатления можно только хорошим и гелиогравюрам и. Конечно, такое из­дание не должно быть выпущено в больш ом количестве экземпляров, но, главное, чтобы остался oeuvre * пол­ностью в библиотеке и у любителя. Хороший обед можно приготовить только на десять человек, так же и издания — в них тож е надо быть гастрономом. Итак, вот по каком у делу я вновь обращаюсь за Вашей помощью. Если бы те две тысячи, которы е Вы давали «Миру искусства», Вы дали бы на такое издание, можно было бы дать превосходный том Левитана к его посмертной выставке, которую думаю устроить в декабре в Петербурге. Этим изданием была бы отдана дань уважения таком у таланту, какими мы на Руси не богаты. Он был истинно «наш», и «мы» должны о нем позаботиться. Этот Ваш взнос не может быть сочтен за субсидию, ибо большая часть его должна вернуться от продажи и может быть либо возвращ ена Вам, либо употреблена на новые издания. Хорошо было бы вос­кресить таким образом Левицкого, Боровиковского, Ве­нецианова— но об этом речь впереди. В этих изданиях, как и в выставках, я виж у важное расширение деятельности «Мира искусства», а Вы знае­ те, как нужны теперь все новые и новые завоевания для наш его общего дела.

Ж ду от Вас с нетерпением ответа и ж м у Вашу руку.

С е р( г е й) Дягилев.

 


10 июня 1906 г(ода). Москва.

Национальная гостиница.

Угол Тверской и Моховой ул(иц).

Добрейший Владимир Владимирович

Сегодня я с Бакстом отобрал в Кустарном складе великой княгини в Столешниковом переулке вещей на сум м у 150 руб(лей), которые было бы желательно 134 иметь на Парижской выставке1. Если нужно, чтобы вы­ставка приобрела эти вещи, я готов это сделать, но, может быть, склад согласится послать их для продаж и на выставке, я уверен, что они будут проданы. Во вся­ ком случае, я ни за что не хочу упустить этих вещей и прошу Вас приказать уведомить меня, какие будут Ваши распоряж ения по этом у поводу2. Сейчас уезжаю в П етербург и ж д у уведом ления из склада (так как дум аю , что Вам теперь особенно не­ когда) по адресу: СПб., Европейская гостиница.

Жму Вашу руку.

Ваш Сергей Дягилев

1 Бакст Лев Самойлович (наст, ф амилия — Р о з е н б е р г 1866— 1924) — живописец, график, художник театра, один из старейших и активнейших членов «Мира искусства». Бакст принимал д е я т е л ь ­ н о е участие в о ф о р м л е н и и экспозиции Русского о т д ел а при О с е н ­ н е м С алоне в П ари ж е в 1906 году.

2 Грандиозная по масштабам и блестящая по составу экспозиция Русского отдела Парижского Осеннего Салона 1906 года полож ила начало знам ениты м «Русским с е з о н а м » . П исьмо к ф о н Мекку написано Дягилевылл в разгар приготовлений к выставке и п о д т в е р ж д а е т   п р е д п о л о ж е н и е  о том, что в субси ди р о в а н и и вы­ ставки принимал участие В. В. фон Мекк. Как со о б щ а л а газета «Н овое время», «залы (Русского отдела при О с е н н е м С алоне в Париже, Н. П.) д ек о р и р о в а н ы по рисункам Бакста, с у м ев ш е го п р ео б р а зо в а т ь их как бы в клочок русской з е м л и на д а л е к о й чуж бине. /. . ./. Д р апир овка работы русских кус­ тарей п р и в езен а из России». (С ергей Дягилев и р у с с к о е искусст­ в о . . , — !. 1. — С. 405— 406).


Грабарь — Бенуа. 1904 год, май.

«Был у Мекков, у старого и молодого. Старый неизвестно где, а молодой между Харбином и Ляоляном уполномочествует. Если увидишь Серова, попроси его написать Мекку (Харбин, уполномоченному Красного Креста), чтобы разрешил дать „Сентябрь“ серовский. Пройдет как раз два месяца, пока придет ответ»


 

 «Дорогой Иван Андреевич!

Сердце мое разрывается от боли, когда я смотрю на Мих. Ал. Врубеля! Я был у него в мастерской после того, как он поправился от недуга, смотрел «Демона». Это чудо! Поленов в восторге. Представляю, что будет на выставке! «Не простят ему этого, ох, не простят», — снова вспомнил слова Кости Коровина в Нижнем Новгороде. И — не простили. Серов и Остроухов, друзья его, мягко высказали свои замечания;

[...]
На выставке успех был оглушительный. Но Третьяковская галерея отказалась приобрести «Демона»! Да, да, отказалась! Говорят, восстали члены московской городской думы, на них оказали дарение из Сфер, Великий князь Владимир Александрович соизволил заметить, что это «нездоровое искусство, далекое от традиций».
Это был страшный удар для Врубеля. Он совершенно высох, шея торчит из воротника рубашки, как цыплячья, пиджак обвис, глаза запали... После родов очаровательная Надежда Забелла-Врубель сошла со сцены, все время отдавала маленькому Саввушке, так что тяготы жизни теперь на плечах одного Врубеля, она же оклада-содержания не получает более.
Выручил фон Мекк [Владимир Владимирович], купил «Демона», — это спасло несчастных от голода, но, увы, не помогло Саввушке...

[...]

«Царевну-Лебедь» он, кстати, продал Морозову за триста рублей... Просил пятьсот, тот долго торговался, попрекая Врубеля тем, что быстро работает, говорил, мол, следующую вещь еще лучше напишет. Ну и уступил Мих. Ал. за триста... Слава Богу, фон Мекк [Владимир Владимировичзаказал авторскую копию, уплатил по-рыцарски...

Пожалуйста, узнайте, нет ли возможности издать альбом Врубеля, потому что ему предложили это из Парижа, право, обидно будет, если он завоюет Россию из-за границы!

До скорой встречи, дорогой Николай Сергеевич!

Ваш В. Скорятин».


Ю. Е. КУСТОДИЕВОЙ

24 июля 1912.

...Пишу усиленно портрет1, даже 2 раза в день — до завтрака и после, в общем часа 3. — Идет довольно удачно. Пишу его на воздухе на веранде, а потому и увлекаюсь так, а то все эти портр[еты] в комнате надоели. Написал букет цветов2 — по-моему, удачно — букет громадный, как сноп. Здесь вообще много можно бы было сделать — но нет времени. Очень я бы хотел еще сделать портрет (темперой) одной из здешних девочек — очень милое лицо и тоже с громадным букетом в руках...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 16, л. 39.


1Портрет Г. Н. Мекк.

Ф. Ф. НОТГАФТУ

19 июля 1912.

Дорогой Федор Федорович,

Пишу Вам еще не из дома, куда попаду не раньше двух недель. Сейчас я под Москвой у фон Мекка. Пишу портрет1. Очаровательная природа и чудесная погода делают здешнее пребывание, особенно после Петербурга, чрезвычайно приятным. Был... в Троице-Сергиевой лавре — немного поработал. Что у Вас?

Мой привет Рене Ивановне.

Ваш Б. Кустодиев.

ГРМ, ф. 117, ед. хр. 56, л. 14,


1 Портрет Галины Николаевны фон Мекк (темпера, местонахождение неизвестно).


Надя [Надежда Ивановна Забела - жена Врубеля] 1901 года:

"6 января. На выставке "Мира искусства" Мишу [Михаила Врубеля] больше, чем когда-либо, ругают, тем не менее картину его "Степь" [Очевидно, это картина "К ночи" (1900)] купил фон-Мекк за 1000 р.


H. К. ФОН MEKK — M. A. ВРУБЕЛЮ, 8 октября 1904

Многоуважаемый Михаил Александрович,

Я ужасно рад был получить Ваше письмо, особенно же порадовался узнать, что Вы чувствуете себя, слава богу, хорошо. Раз Вы решили, что необходимо исправить Ваш Демон и Сирень, то, конечно, не нам против Этого спорить, а так как мой Воля1 в Харбине и сношение с ним очень затруднительно, то я думаю, что его можно и не спрашивать. 

Я затеваю устроить в Москве выставку картин из коллекций частных лиц и предполагаю дать на эту выставку и наши вещи и поэтому прошу Вас уведомить меня, которые из имеющихся у нас Ваших вещей Вы разрешаете выставить. Сбор с этой выставки поступит в склад великой княгини, на помощь раненым. 

Не знаю, в какое время дня Вы были у нас, но Вашего Демона надо у нас смотреть вечером при электрическом освещении. 500 рубл[ей] я перевел Вам несколько дней тому назад, тотчас же по приезде моем в Москву из Киева.

Примите уверения в совершенном почтении преданного

Н. К. фон Мекк

1 Воля — Владимир Владимирович фон Мекк.


А. И. СУРИКОВУ

Владикавказ. 3 июня 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!   Мы путешествуем по Кавказу и живем в Владикавказе. Завтра выезжаем по Военно-Грузинской дороге в Боржом, где думаем провести месяц, а то и два. Погода дождливая, но думаю, что на Кавказе будет и жара, чего я очень желаю -- хоть немного просохнуть. Еще пишу тебе, что я картину "Снежный городок" продал в мае в Москве фон-Меккуза 10 тысяч. Деньги часть он мне отдал, а остальное в сентябре. Только ты покуда не говори никому, покуда я все деньги не получу. Благодарю господа за все. Будь здоров. Будем писать из Боржома. Целую тебя.

Твой Вася [В.И. Суриков]

1Речь идет о картине "Взятие снежного городка", которая с XIX Передвижной выставкой побывала в Москве, Харькове, Киеве, Елисаветграде, Одессе, Кишиневе и Полтаве. Картина долгое время оставалась непроданной. В мае 1899 г. ее купил В. В. фон-Мекк за 10 000 рублей. В 1900 г. она экспонировалась на Всемирной выставке в Париже и была отмечена серебряной медалью.


 

А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 29 ноября 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!   Пишу тебе, что я с 17 по 27 ноября отправлял должность присяжного заседателя по III уголовному отделению Московского окружного суда. Председательствовал Нилус, чрезвычайно добросовестный и даровитый по своей обязанности. Предо мной прошло много московских жуликов разных категорий, начиная от карманника до кражи со взломом, ограбления и систематической кражи, как дело Фарафонтова, у которого крали из магазина чуть не десять лет товар: ножи, тарелки, лампы. В этом деле нас продержали до часу ночи. В суде обедали, и завтракали, и отдыхали на постелях, в особо устроенных комнатах. Большая часть дела шла по 1653 и т. д. ст[атьям]. Было одно и при закрытых дверях. Я увидел, как трудна служба по министерству юстиции. Постоянное напряжение умственных сил при разборе дела, допросы свидетелей и т. д. много уносят здоровья. Теперь говорят, что меня выберут года через два. Еще хорошо, что я теперь картины не пишу, а то беда!  

  Получил ли ты, Саша, 50 рублей, которые я послал в начале ноября? От фон-Мекка деньги получил, благодарю бога. Одна досада, что картин не дают на Парижскую выставку1 ни из Третьяковской галереи, ни Музея Александра III, так что мир не будет знать, что у нас есть национальное искусство. 

  Не пошлешь ли черемушки или чего-нибудь, урюку малость или туруханской селедки, или чего под руку попадет, нашего сибирского? Будь здоров.

Твой брат Вася [В.И. Суриков]

   Целую тебя. Поклонись товарищам.  

1Суриков имеет в виду Всемирную Парижскую выставку 1900 г., на которой экспонировалась картина "Взятие снежного городка", находившаяся в то время в собрании В. В. фон-Мекка.


источник по Серову: http://valentinserov.ru/perepiska10/

СЕРОВ — С. П. ДЯГИЛЕВУ

Среда <29 ноября 1900 г. Москва>

Дорогой Сергей Павлович,

что у вас делается? С Вольфами история длинная, кажется 1, судя по рассказу Михаила Анатольевича < Мамонтова>. Говорят недурная, т. е. интересная статья есть в “России” — иду сегодня к Остроухову, прочесть 2, а кстати и относительно Левитана. Между прочим Мекк, С. Т. Морозов и, кажется, Трояновский дают свои картины Левитана на посмертную выставку с тем условием, чтобы 20% входной платы причитались сестре 3 Исаака Ильича, кот<орой> он помогал всю жизнь, она в большой нужде. Не знаю, как прикажешь — объявить это ему, т. е. Адольфу <Левитану> мне или тебе написать. По-видимому, сей Адольф не из приятных личностей.

Чехов обещал и подтвердил свое обещание написать о Левитане. Знакомый Коровина сообщил ему, будто бы он слышал от Тенишева4 в Париже — что все панно 5 проданы , но как, кому и куда — неизвестно. Между прочим, Тенишев будто бы заявил так — “Ну, а вот на Коровине я нажил”. Эти панно необходимы на выставку. Надо бы узнать как-нибудь обстоятельнее. Голубкина слепила великолепный камин 6 — серьезно — я ангажировал его на выставку. Она сердится на тебя, что она не была спрошена о помещении ее вещей в журнале. Относительно зала — Морозов еще не был у меня, а между тем, сам я опасаюсь отправляться к Сафонову 7.

Не пойму — зал как будто обещан Gervex'y 8, а между тем, я знаю, насколько желает Сафонов хотя бы несколько последних симфонических концертов перенести в новый зал — время как раз то, кот<орое> мы просили. Получил “Россию” и “Новости...”, и что за друг у нас Кравченко 9. А Стасов-то, Стасов! Чего он не наворотил, вот брехун старый. Откуда взялись А. Васнецов и Поленов?????! 10 За Апполинария я рад, его прямо-таки с Нестеровым сажают в “Мир искусства” и оттуда не выпускают. Положение их в этом году будет все же довольно критическое. Ходят слухи, что Нестеров выставит (не у нас, не на передвижной), а здесь, в Москве, на периодической — мило. Запроси-ка его.

Да, шуму-то, шуму — смех один. Что-то было на заседании в понедельник, не напишите ли мне. Ведь отменить формальную нам данную бумагу с подписью гр. И. И. Толстого мне, кажется, нельзя. Не потребуют же ее... обратно... ведь ни за что не отдадим — нет?? Презабавная история. Можно опять пойти и к Владимиру 11. Хороши ревнители действительного искусства действительные члены Академии. Черт возьми, ведь можно им бросить назад и чин академика, коли на то пошло.

Пока академик еще В. Серов.

Насчет чинов хорошо имеется у Стасова в статье.

ГТГ. 
____________

1 Вольфы — книгоиздатели и владельцы книжных магазинов в Петербурге. 
2 В газете “Россия” (1900, № 572, 26 ноября) в разделе “Художественная хроника” была напечатана статья Н. И. Кравченко по вопросу устройства выставки “Мира искусств” в помещении Академии художеств. 
3 Имеется в виду старшая сестра Левитана — Тереза Ильинична, в замужестве Бирчанская, имевшая двенадцать детей. 
4 Вячеслав Николаевич Тенишев, кн. (1843—1903) — инженер путей сообщения, крупный промышленный и банковский деятель. Генеральный комиссар русского отдела на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. Муж М. К. Тенишевой. 
5 Речь идет о панно К. Коровина “Северное сияние”, “Ловля трески”, “Кит”, экспонировавшихся на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. На выставке “Мир искусства” было также панно “На севере”совместной работы К. Коровина и Н. Досекина. 
6 На выставке “Мира искусства” в 1901 г. камин А. С. Голубкиной был. 
7 Василий Ильич Сафонов (1852—1918) — пианист, дирижер, директор Московской консерватории с 1889 г. 
8 Анри Жервекс (1852—1929) — французский исторический живописец. По поручению своего правительства исполнил картину “Панорама коронации Николая II”, на которой изобразил момент возложения царем на себя короны. 
9 Николай Иванович Кравченко (1867—1941) — критик и художник. Кравченко — автор нескольких статей о Серове и кратких воспоминаний о встречах с ним. 
10 По поводу разрешения Академии художеств устроить выставку “Мира искусства” в ее помещении Стасов выступил со статьей “Шахматный ход декадентов” (“Новости и биржевая газета”, 1900, №№ 327 и 336, 25 ноября и 4 декабря). 
11 Речь идет о президенте Академии художеств вел. кн. Владимире Александровиче.


 

Д. В. ФИЛОСОФОВ — СЕРОВУ

<После 20 февраля 1903 г. Петербург>

Дорогой Валентин Александрович,

ты, вероятно, получил телеграмму о Юсуповой. Такая же телеграмма послана и Мекку с просьбой о “Демоне” 1. Дело в том, что берлинский Сецессион 2 уж очень просит. Телеграммы, письма Либермана 3 так и скачут. Они прямо и совершенно откровенно говорят, что им крайне важно ко дню открытия 4 апр<еля> н<ового> ст<иля> иметь крупные русские вещи. Все, что дошлют потом, они выставят с благодарностью, а ко дню открытия они хотят иметь своим чередом хотя бы те вещи, которые предполагалось им послать в прошлом году.

Пишу это тебе в объяснение того, почему вдруг пошла такая спешка. К этому надо прибавить, что нынешний год особенно важный для Сецессиона. Из будущей “Хроники” “Мир иск<усства>” 4 ты узнаешь, что с большой берлинской выставкой идет скандал. Вильгельм лично впутался в ее дела, начал искоренять декадентство, и вообще, буря там идет ужасная. Как раз момент для Сецессиона отличиться. В случае, если получишь телеграмму “Убеди Мекка” — сходи к нему и, действительно, убеди. У нас тишина мертвая. Никого не видим. Шура <Бенуа> ни разу не был. Его дело с Обществом все еще тянется 5. Настроение удрученное и до крайности одинокое.

Слышатся серьезные обвинения и на тебя, что ты “подцыкивал” и “подзуживал” вместо того, чтобы успокаивать. Мое мнение такое. Все идет по законам природы, все правы, никого не надо обвинять eic, eic... Но из этого не следует, что к выполнению законов природы надо относиться равнодушно. Если у меня умирает “по законам природы” мать — я все-таки поплачу. А вот этого-то Сергею <Дягилеву> и не позволяли и обвиняют тебя, что ты тоже плакал. Зная Сергея, я вижу, что если б не ты, эта история могла бы кончиться крупной гадостью. Именно то чувство, что не он один, а и ты мучительно “переваривал” законы природы, его не привело к крайностям. Эти три дня, которые вы вместе так перестрадали — подбодрили его 6. Если же он был бы один, а все взывали, как Шура, к “историческому ходу” — он осатанел бы 7.

ГТГ. 
___________

1 В. В. фон Мекк не дал “Демона” Врубеля на выставку в Берлин, а послал туда другую картину художника — “Лошади” (“Мир искусства”, 1903, № 7, с. 71).

2 Берлинский Сецессион — объединение немецких художников, возникшее в 1899 г, в противовес официальному академическому направлению.

3 Макс Либерман (1847—1935) — немецкий живописец. Председатель берлинского Сецессиона с 1899 г.

4 “Мир искусства”, 1903, № 7, с. 64.

5 “Дело” Бенуа с Обществом поощрения художеств заключалось в следующем. Возник инцидент, в результате которого Бенуа отказался редактировать журнал. Третий номер журнала “Мир искусства”за 1903 г. был последним, который вышел за его подписью.

6 Философов имеет в виду ликвидацию объединения “Мир искусства”.

7 Конец письма не сохранился.


 

СЕРОВ — И. С. ОСТРОУХОВУ

<31 мая 1908 г. Петербург>

Любезный Илья Семенович!

Забыл тебе сказать — говорят, что Мекк продает “Демона” Врубеля 1. Не знаю, какова его цена и какова будет цена для галереи — принципиально я за приобретение этой вещи, хотя бы она и несколько потемнела. О “Пане” толковали, что потемнел, почернел, а, по-моему, совсем не изменился.

Твой В. Серов

А Гоголя-то откроют в апреле 2 — этак лучше... Остановился я у С. С. Боткина.

ГТГ. 
_________________

1 Картину Врубеля “Демон поверженный” совет Третьяковской галереи приобрел 28 июня 1908 г. у В. В. Фон-Мекка за 8 000 рублей. [ОШИБКА]

2 Торжества в Москве по случаю столетия со дня рождения Н. В. Гоголя и открытия ему памятника работы Н. А. Андреева состоялись 26—28 апреля 1909 г. Остроухов был членом комиссии Московской думы по их организации.


А. Н. БЕНУА — СЕРОВУ

<21 ноября>/4 декабря 1905 г. <Париж>

Дорогой Антон,

будь другом, пойди к Чекато и заставь его мне выслать 100 р., которые он получил за мою акварель от Мекка (кажется). Мне писал об этом Грабарь, и я уже писал о том Чекато, но последний не откликается. Заставь, умоляю. Мне очень нужны деньги. Что-то Вы поделываете? Что бедная Ольга Федоровна? Бунтует у Вас прислуга? Дети еще не забастовали? Говорят, ты хотел мне писать о“Жупеле”? Напрасно не написал, ибо получить от тебя весть было бы для меня большим праздником. Но не думаю, чтобы тебе удалось меня соблазнить “Жупелом”. Странное дело. Это было всегда моей мечтой издавать Simplicissimus 1 в России, вот теперь эта мечта сбывается, я как-то не могу получить к этому настоящего живого отношения. Ты, говорят, сделал великолепную вещь 2. Но Вам реалистам (gesundertes Realismus! [здоровый реализм (нем.)]) легко. Поглядели в окошко на то, как казаки лупят нагайками — вот и готов сюжет. 

А я вот в окошко вижу лишь опрятный дворик с дождиком, вьющийся плющ, елку, да из-за крыш шпиль соседней церкви. И тем нет. Хотел сделать шествие патриотов, но оказывается Лансере уже делает два таких шествия 3, а в “Зрителе” их миллион 4. Но это все вздор. Главное же, что нет у меня, сидя здесь, ни настоящего материала, ни настроения. Глядя издали на спектакль, трудно заразиться необходимым для сатиры духом партийности. Отсюда вижу, как ты говоришь: это нехорошо. И правда это нехорошо, но что поделаешь. Насильно не настроишься. Вот приеду в январе в Петербург и тогда, быть может, заражусь. А быть может, и первый номер “Жупела” заразит? А что журнал Грабаря? Ведь, пожалуй, с ним лучше подождать. Вероятно, он и отложил его. Или нет? Собираюсь все же на днях выслать статью, в которой я выступаю против индивидуализма5. Довольно отсебятины и шатанья. Нужна школа и дисциплина.

Целую Тебя, друг (хотя Ты и не любишь, чтобы Тебя целовали), и прошу Тебя передать мой сердечный привет Твоей жене.

Искренне преданный Тебе Александр Бенуа

Р. S. Чекато не забудь.

ГТГ. 
____________

1 “Simplicissimus” — прогрессивный иллюстрированный сатирический журнал, выходивший в Мюнхене с 1896 г. Несмотря на запрещение царской цензуры, журнал был хорошо известен в России.

2 Бенуа имел в виду произведение Серова “Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?”

3 Сатирический рисунок Е. Е. Лансере “Радость на земле основных законов ради” изображает шествие членов черносотенного “Союза русского народа”. Рисунок был воспроизведен в журнале “Адская почта” (1906, № 1).

4 “Зритель” — еженедельный журнал политической сатиры, который выпускал в Петербурге Ю. К. Арцыбушев в июне — декабре 1905 г.

5 Эта статья Бенуа под названием “Художественные ереси” была напечатана в журнале “Золотое руно”, 1906, № 2, с. 80—88.


СЕРОВ — А. Н. БЕНУА

<После 11 декабря 1905 г. Москва>

Милый друг Шура,

не так давно получил твое письмо и был у Чекато. Дело в том, что В. В. ф<он> Мекк приезжал с Дальнего Востока на побывку в Москву и, взяв твою акварель и не заплатив за нее,— уехал опять назад в Маньчжурию — таким образом, надо ждать его возвращения <...> 1 Об делах, творящихся в России вообще и в Москве у нас в частности,— вероятно, уже знаешь.

Да — непонятное для меня вооруженное восстание, расчет на переход войск — все это оказалось совершенно не подготовленным, а в результате изрядное количество погибших, израненных лиц (больше любопытной публики), сожженных домов, фабрик. Войска оказались в деле подавления вполне на высоте своей задачи и стреляли из орудий по толпе и домам во все и вся гранатами, шрапнелью, пулеметами (шимоз не было), затем доблестные расстрелы, теперь обыски и тюрьмы для выясненья зачинщиков и т. д. и т. д., все как следует. В одном, пожалуй, были правы наши крайние партии — что не следует очень доверять манифесту 17 октября. Кавказ отрезан, и что там — неизвестно, Лифляндия и Курляндия и т. д. и т. д. Единственный отрадный пункт — это Финляндия (ловко подстроили и устроили, право) 2.

Теперь Дума государственная, кот<орую> хотят устроить в три дня без переговоров 3. Ах да, не пиши ты в этой газете “Слово” 4, она сволочь просто и взывала к походу на Финляндию (дура) заодно с “Нов<ым> врем<енем>”. Просил я (подписавшись) г. Перцова не присылать и избавить меня от его газеты, так нет же и по сию пору все получаю. Да, да, газеты у нас, премило, все запрещены или под судом, даже “Русские вед<омости>” —только “Нов<ое> вр<емя>”, “Слово” да “Молва” (“Русь”) и больше ничего. Масса зато плохих сатирических журналов с посредственным грубым остроумием и плохими очень рисунками — еще “Зритель” и “Жупел” приличнее. Впрочем, “Жупел” вышел только № 1 — а затем и закрыто-с. Собираешься в Россию? Что же, пожалуй, сейчас тихо сравнительно, если будет опять что, то не так скоро.

Твой В. Серов

Анне Карловне мой поклон.

ГРМ. 
_______________

1 См. письмо А. Н. Бенуа Серову от <21 ноября> / 4 декабря 1905 г.

2 Слова Серова о Финляндии объясняются тем, что царское правительство было вынуждено 22 октября 1905 г. издать манифест о гражданских и политических правах финского народа и автономии Финляндии.

3 11 декабря 1905 г. был опубликован закон о выборах в Государственную думу, который предоставлял помещикам и капиталистам громадное большинство в будущей Думе.

4 “Слово” — ежедневная газета, выходившая в Петербурге в 1904—1909 гг. Бенуа сотрудничал с этой газетой. Статьи за его подписью встречаются в “Слове” в 1906—1907 гг.


ПРОТОКОЛ

ОБЩЕГО СОБРАНИЯ УЧАСТНИКОВ ВЫСТАВОК ЖУРНАЛА “МИР ИСКУССТВА”

10 марта 1902 г. <Петербург>

На собрании участвовали постоянные участники выставок: 1) Бакст, Л., 2) Бенуа, А., 3) Билибин, И., 4) Браз, О., 5) Врубель, М., 6) Лансере, Е., 7) Малявин, Ф., 8) Малютин, С., 9) Остроумова, А., 10) Рущиц, Ф., 11) Сомов, К., 12) Серов, В., 13) Ционглинский, Я.

Экспоненты: 1) Грабарь, И., 2) Переплетчиков, В. и 3) Яремич, С., а также издатель-редактор журнала “Мир искусства” С. Дягилев.

На собрании постановлено:

1) Утвердить без изменений положение, выработанное собранием участников выставок от 17 февраля 1901 года впредь на три года.

2) Устроить выставку журнала “Мир искусства” в Москве в январе 1903 года, сопоставив ее из произведений, уже бывших на выставках в Петербурге 1.

3) С любезного согласия В. В. фон Мекк, поручить ему организацию и заведование выставкой в Москве.

Затем закрытою баллотировкой выбраны в члены комитета по устройству выставок 1903 года художники А. Бенуа и В. Серов.

Закрытою же баллотировкой избраны в постоянные участники выставок:

И. Грабарь, А. Рылов и П. Щербов.

Открытою баллотировкой вновь избраны в члены ревизионной комиссии О. Браз и Ф. Рущиц.

Подписали протокол:

Александр Бенуа, С. Дягилев, Ф. Малявин, М. Врубель, Ф.Рущиц, О. Браз, Л. Бакст, К. Сомов, Е. Лансере, С. Малютин, И. Билибин, А. Остроумова, Я. Ционглинский, В. Серов.

Выразили согласие с постановлением общего собрания:

В. Пурвит и К. Коровин.

Публикуется по: Мир искусства, 1902, № 9-10, с. 34. 
__________

1 См. письмо Серова, А. Н. Бенуа, С. П. Дягилева участникам выставок журнала “Мир искусства”.


 ПОРТРЕТИСТ-ОТШЕЛЬНИК В ФИНЛЯНДИИ. У В. А. СЕРОВА. БЕСЕДА С СОТРУДНИКОМ “ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГАЗЕТЫ”

[...] Затем я рассказал Валентину Александровичу мнение о Врубеле Репина, который отрицает почти всякое художественное значение за Врубелем, и спросил его, какого он мнения о Врубеле.

— Почти что гениальный художник!.. Репин натуралист, а Врубель идеалист!.. Они друг друга признавать не могут! 
— Что вы скажете о “Демоне” Врубеля? 
— Больная вещь, но сильная... Мы приобрели ее в Третьяковскую галерею от фон Мекка, вместе с некоторыми другими картинами Врубеля: “Пан”, “Вечер” и несколько рисунков (В. А. Серов состоит членом совета Третьяковской галереи в Москве). [...]


СЕРОВ — А. Н. БЕНУА

<После 15 января 1902 г. Москва>

Дорогой Шура,

весьма рад был получить от тебя письмецо. Правда, Сергей Пав<лович Дягилев> (а что же 3 пункт ни гу-гу!)1... собирается сюда? Когда он собирается, как бы нам не разъехаться. Относительно каталога выставки. Переплетчиков собирался со мной послать в Питер несколько экземпляров, но я не поехал и на выставку больше не заглядывал после 2. Помещение Дервиза не знаю — я как-то вообще к выставкам обравнодушел — хотя как члену комитета, хотя и подставному, его не следовало бы... Мекк просит меня извиниться перед тобой, но отчасти, вернее, он совсем, пожалуй, не виноват перед тобой — все время он ждал ответа от Соллогуба, но получил его уже после твоего отъезда. Дом сей к твоим услугам— даже просили спросить тебя, как ты пожелаешь видеть дом — в присутствии хозяев или без них — как тебе удобнее (высшая любезность), просят лишь известить за день или два до твоего приезда — чего же тебе еще?..

Видел вернувшегося Остроухова (он вообще не столь страшен, но ведь он все толкует об учреждении прочного общества и т. д. и т. д. на основании теперешнего успеха, так сказать). Ну, да это видно будет, а в этом году и не собирались сию именно выставку отправлять в Питер. Тут вопрос принципиальный, не люблю я принципов. Читал твою статью — мне очень нравится, и если бы не было передержек (грехи молодости), то было бы и совсем хорошо. Между прочим, Философов находит перенесение В. Васнецовым его Аленушек и Берендеев на стены храмов за явление положительное в живописи православия 3. Иногда и, правда, это мило — не перемиловидничать бы, вот беда, только и эта беда есть. Ну, будет. Письмо и телеграмма посланы тебе. Кланяемся всем вам.Относительно же выставки 7—8 с 1/2 молчу, ничего не говорю.

В. Серов

Об Федотове еще не читал 4.

ГРМ. 
___________

1 Речь идет о знаменитом третьем пункте статьи 838 “Устава о службе гражданской”.

2 Имеется в виду каталог первой выставки “36-ти” в Москве.

3 Речь идет о статье Д. В. Философова “Иванов и Васнецов в оценке Александра Бенуа” (“Мир искусства”, 1910, № 10).

4 Статья Бенуа “Федотов” была напечатана в Мире искусства” 1901, № 11-12” 334-341


 

«Глубокоуважаемый Андрей Андреевич [Карелин]!


     На письмо Ваше от 11-го с[его] февраля могу сообщить Вам, что картина, которую я могу отдать в Нижегородский музей, называется «Соглядатаи»; размер рамы 22 х 47 вершков; была выставлена на выставке в Императорской Академии художеств 1902 года. (Освещение картине требуется или верхнее или боковое, но отнюдь не фас.)
    Согласно желанию Вашему, сообщаю несколько сведений о себе. Родился в СПб. в 1874 г. Поступил в Академию и в Университет (по юридическому факультету) в 1893 г. Окончил Академию по мастерской Куинджи в 1897 г. Выставлялся на выставках Академической и Мира искусств. С 1901 года секретарем Императ. Общества поощрения художеств. По поручению Имп. Русского археологического общества произвёл ряд раскопок в северных губерниях. Главнейшие картины: в Русском музее императора Александра III, в Третьяковской галерее и в частных собраниях: Е. И. В. Государя Императора, Е. В. Принца Петра Александровича Ольденбургского, кн. С. А. Щербатова, В. В. фон Мекк, Р. Д. Вострякова, С. С. Боткина, М. Ф. Якунчиковой и др.
   Получить картину можно во всякое время, но удобнее утром от 11 до 1 часу.


С искренним уважением искренне Вам преданный
Н. Рерих
12 февраля 1904 г.»

 


в Москву Т.Л. Сухотиной-Толстой. В конце ноября 1923 года она писала из Парижа:

" Милая и дорогая

Татьяна Львовна,

Вы, наверное, будете очень удивлены получить от меня письмо. Я так много слыхала о Вас через Ольгу Мек<к>(81), который <так! - В.А.> мой самый большой друг на свете, и через Леву, что я Вам пишу как родной. Вы - сестра Левы, которую он очень любит, и мне именно Вам хочется высказать все-все, что я за Леву пережила, и все, что до сих пор я за него страдаю. Брат Ваш меня покинул с двухлетним мальчиком Ваней, который на него очень, очень похож. Любила я Леву больше всего на свете. Вся моя духовная, моя сердечная жизнь была в нем. Но Лева не понимал и не ценил все, что <я> ему принесла в жертву, и так стал играть в карты, что возвращался в 6 часов утра. Я больше не могла. Я уехал<а>, как раненое животное. Все, что я пережила очень, Бог знает. Пусть Он будет Судья между нами.

Я любила всем сердцем всю-всю Вашу семью: Вашу покойную мать, Вашего отца. Что-то родное меня связало с Вами. Мне бы так хотелось на Родину в Россию, так надоело кочевать на чужбине. В моем ужасном одиночестве будет маленький просвет, будет радость, если Вы мне ответите на это письмо. Напишите, если Вам можно будет переслать одежду. Я пошлю, если возможно, <то,> в чем Вы нуждаетесь.

У меня тоже <так! - В.А.> мелькает план приехать в Москву с моим Ваней. Возможно ли? Посоветуйте. Так тяжело здесь одной.

Прощайте, милая Татьяна Львовна.

Откликнитесь на мое письмо. Мне так хотелось с Вами познакомиться.

Ваша Марианна Толстая.

Мой адрес:

149, Avenue Suffren

Paris ".

(81)

  1. Речь идет об Ольге Михайловне фон Мекк (урожд. Кирьякова; 1867-1928) - жене дипломата Максимилиана Карловича фон Мекк (1869-1950), в разные годы работавшего секретарем русского посольства в Швеции, Америке и в других странах. - См.: Незабытые могилы: Российское зарубежье: Некрологи 1917-1997: В 6-ти томах /Составитель В.Н. Чуваков. М., 2006 Т. 4. С. 487; Ежегодник Министерства иностранных дел на 1916 год. Пг., 1916. С. 35.

  2. Л.Л. Толстой был знаком с супругами фон Мекк. В его архиве сохранилось дружеское письмо М.К. фон Мекка от 19 августа 1900 года, а также одиннадцать писем О.М. фон Мекк 1906-1907 годов. - ИРЛИ, ф. 303, № 447. Л. 1-2 об.; № 448. Л. 1-23 об.


Letter (dated March 15, 1978) from Galina von Meck (1891-1985), 
great-niece of Tchaikovsky; grand-daughter of his patroness Nedezhda von Meck:
 
Letter (dated March 15, 1978) from Galina von Meck (1891-1985),  daughter of Nicholas von Meck & Anna Davydova;  great-niece of Tchaikovsky; grand-daughter of his patroness Nedezhda von Meck
"Dear Mr. Jones,

I simply must make an effort and let you know quite a lot about our friendship with Alexander Borovsky concerning his 

Letter (dated March 15, 1978) from Galina von Meck (1891-1985),  daughter of Nicholas von Meck & Anna Davydova;  great-niece of Tchaikovsky; grand-daughter of his patroness Nedezhda von Meck

escape out of Russia. I was the person who had the luck to get him out, thanks to several of the high standing members of the then, very short 

lived Caucasian Georgian government. It coincided with the short case then Georgia became autonomous and her representatives in Moscow, independent from the Soviet government. I knew one of the top gentlemen who had as a boy studied in a college in Moscow and was a

school friend of my brother. This was during the early years after the Revolution when artists traveled around Russia giving concerts and various performances. With the help of my Georgian friends Borovsky got an invitation to play in Tiflis, the capital of Georgia, first crossing Russia and playing in another of the important towns. Then, once in Georgia it was quite simple for the authorities there to get him out of the country. I presume through Persia. Anyway, he did come later back to Moscow on a concert tour, but for reasons of security we

met him only once. He by was by then married and came with his wife. If I remember rightly he came twice. This in short is what happened but the particulars I fear have faded now, and it will have to be checked when actually he managed to escape. As I have lost all contact with my former friends and the little dependent Georgia was very soon after taken by the Soviet Government and destroyed integrated into their country. Concerning his stays and visits at our house in the country I will try and send you some particulars. He was a great friend and was loved by all of us. The summers when he stayed with us were charming full of fun and music every night. My parents met him the first time in Petrograd at a concert. He used to, when in Moscow, come and play to us till late at night. I was astonished that so little is known about him. Do you know that he is the only concert pianist who knew and played brilliantly the Liszt Mephisto Polka! No other pianist plays and knows it. We had curious experiences at home when he played it and Scriabin saw little devils under the piano!"