История рода Фон Мекк

ruenfrdeitples

Подпишитесь и Вы будете

в курсе всех событий и

изменений на сайте.

Ваши данные не будут

переданы третьим лицам.

 

Медаль рысистого конезаводства INFO

Золотая медаль Императорского московского общества рысистого коннозаводства

Николай Карлович в усадьбе Воскресенское построил конный завод бельгийских коней-тяжеловесов.

Действительный член Московского общества поощрения рысистого коннозаводства;

Член Санкт-Петербургского общества поощрения рысистого коннозаводства;

Вице-президент (1910-1913, 1916 - 1919) Юго-западного Общества поощрения рысистого коннозаводства;

Вице-президент (1903-1906) Киевского общества охотников конского бега.

Участник и призер многих выставок.

Цитаты:

Памятная книжка по Главному управлению государственного коннозаводства... - Петроград, 1854-1916. - 17-24. 
[на 1913 год]. 

Орловский рысак Кобзарь темно-серый завод Н.К. фон Мекк от Вулкана и Красотки

Исторический очерк деятельности Императорскаго С. Петербургскаго общества поощрения рысистаго коннозаводства, 1861-1911 / составлен Л. А. Велиховым и А. А. Красовским. - [Санкт-Петербург : Т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1914] Алфавитный список коннозаводчиков с числом бежавших лошадей и рекрдиста завода на С-Петербургском ипподроме:

Н.К. фон Мекк  / 13 лошадей / Чагавра / общий выйгрыш 17.824-50 рублей

Памятная книжка по Главному управлению государственного коннозаводства... - Петроград, 1854-1916. - 17-24. на 1916 и 1917 гг

Варяг кар. (брабансон) зав. фон Мекк от рама и Венеры 


Памятная книжка по Главному управлению государственного коннозаводства на 1910 год

Памятная книжка по Главному управлению государственного коннозаводства на 1910 год ВВ

Памятная книжка по Главному управлению государственного коннозаводства на 1910 год фон Мекк

 


из книги Якова Ивановича Бутовича "Мои Полканы и Лебеди"

Киевское общество было значительно богаче одесского, и дело поставлено гораздо лучше. Вице-президентом состоял Н.К. фон Мекк, миллионер, коннозаводчик, известный железнодорожный деятель и инженер, председатель правления Московско-Казанской железной дороги. Фон Мекк не жил в Киеве, лишь изредка наезжал туда, а потому беговое дело вел старший член общества В.Ф. Меринг, также богатейший человек и большой любитель лошади, женатый на московской богачке Корзинкиной. Фон Мекк имел большие связи в Главном управлении, пользовался большим доверием великого князя, а потому был очень полезен для общества. В серьезные моменты Мекк всегда приезжал и сам руководил собранием. Именно он не допустил в общество «улицу», выхлопотал большой кредит, устроил хорошую беседку, имел значительные субсидии из Главного управления. Киевское общество было единственным, не допустившим к заездам метисов, там бегали только орловские рысаки. Это решение было принято общим собранием по настоянию фон Мекка и в свое время вызвало серьезное недовольство метизаторов и радость орловцев. Словом, Киевское беговое общество всем было обязано фон Мекку.

 

Лошади Моего Сердца. Из Воспоминаний Коннозаводчика (Яков Бутович)

С 1900 года до окончательной ликвидации завода там стали производить призовых лошадей. Перемена направления имеет свои причины. Именно в это время начался расцвет дел в Киевском беговом обществе, где главным деятелем был барон Николай Карлович фон Мекк (1837**–1929). Мекк просил Терещенко завести призовую конюшню и поддержать Киевский ипподром. На это Терещенко своего согласия не дал и заявил, что призовой охотой заниматься не будет. Однако фон Мекк вновь и вновь возвращался к тому же вопросу, и наконец Терещенко согласился отдать в аренду лучших молодых лошадей, но с тем, чтобы они бежали не от его имени.

На завод Н. К. фон Мекка моя поездка состоялась весной 1904 года. Помимо желания осмотреть этот завод, у меня было также намерение взглянуть на свою любимицу Кашу. Я послал ее в завод фон Мекка для случки с Вулканом, которого считал резвейшим сыном Бережливого.

Николай Карлович фон Мекк был выдающимся дельцом в широком и лучшем смысле этого слова и одной из значительных фигур в Москве. Мекка знала вся Москва, не только деловая, но и дворянская, он занимал видное положение в обществе. Я хорошо знал фон Мекка и очень ценил его как убежденного и ярого сторонника орловского рысака. На этой почве и произошло наше сближение. Н. К. фон Мекк не шел ни на какие компромиссы в вопросе метизации. Он первый и единственный имел мужество в Киевском беговом обществе не допускать метисов к состязаниям. Вследствие этого у фон Мекка было много врагов, но история воздаст ему должное как энергичному, стойкому и убежденному борцу за орловского рысака.

Николай Карлович фон Мекк родился в Москве в семье выдающегося инженера, который сделал состояние на постройке железных дорог. Это было время, когда буквально всю Россию охватило железнодорожное строительство. Фон Мекк вместе с Дервизом были едва ли не главными концессионерами. Это время превосходно описано Терпигоревым в его многочисленных рассказах и очерках. Молодой Мекк блестяще окончил Институт путей сообщения*** и стал работать с отцом в той же области. Как человек очень умный, образованный и чрезвычайно дельный, он имел большой успех на избранном им поприще. Я познакомился с ним, когда он был уже председателем правления Московско-Казанской железной дороги и владельцем большого количества акций этого железнодорожного предприятия. Фон Мекк был выдающийся инженер, не только теоретик, но и практик, блестящий администратор и недурной финансист. Помимо своих прямых дел, он также не чужд был банковской деятельности и работал в разных коммерческих организациях.

Фон Мекк был красивый мужчина высокого роста. Каштановые волосы с проседью он носил очень коротко постриженными; глаза у него были темно-карие, довольно большие, очень живые, проницательные и умные. Лоб был велик и красиво обрисован, все лицо продолговато, и черты его довольно изящны. Выражение лица было спокойное, уверенное, часто серьезное, но никогда не надменное и не холодное. Николай Карлович почти всегда носил костюмы черного цвета и строгого покроя, одевался хорошо и со вкусом. Был добр и великодушен, но вместе с тем настойчив, имел твердый характер и был властный человек.

Я знал всю его семью. Женат он был на Давыдовой, она была немного надменная, но умная женщина, родилась и воспитывалась в знаменитой Каменке, представительница той исторической семьи, которой принадлежала Каменка, получившая известность благодаря событиям 1825 года, там в свое время собиралось общество замечательных русских людей. От этого брака у Николая Карловича было двое сыновей и две или три дочери, сыновья обещали пойти по стопам отца. Семейство Давыдовых было из числа самых знатных среди киевского дворянства. Об одной представительнице этого рода, Екатерине Николаевне Давыдовой, урожденной графине Самойловой, племяннице князя Потёмкина-Таврического, существует большая мемуарная литература. Много писали и про других членов этой семьи, например про генерала Раевского, защитника Смоленска, героя Бородина, два сына которого были друзьями Пушкина. В Каменке было 17 тысяч десятин земли. Это громадное имение было наследовано Давыдовой от князя Потёмкина. Словом, г-жа Мекк имела очень большие связи не только среди киевского, но и среди российского дворянства.

Фон Мекк призовым делом не интересовался, предпочитая продавать или же отдавать в аренду своих лошадей. Став действительным членом Московского бегового общества, он вскоре был избран старшим членом и судьей у звонка – доверие, которого удостаивались немногие, – но пробыл в этой почетной должности сравнительно недолго. Об уходе фон Мекка сожалели многие, но он не мог поступить иначе. В то время в Московском беговом обществе атмосфера была нездоровой: царили интриги, были партии, преследовались зачастую личные интересы. Мекк был человек очень властный, требовательный и крайне работоспособный, все это также не нравилось его коллегам по правлению. Великий князь Дмитрий Константинович внимательно следил за всем, что делалось в спортивной и коннозаводской России. Он назначил Николая Карловича членом особой постоянной комиссии по изданию заводских книг и выяснению спорных вопросов генеалогии. Фон Мекк с его спокойным, верным и трезвым взглядом на генеалогию орловского рысака был очень полезным, прямо-таки необходимым членом этой комиссии. Мне немало приходилось общаться с фон Мекком на коннозаводские темы, и я должен сказать, что это был не только интересный, но и весьма знающий собеседник. Главной коннозаводской заслугой фон Мекка я считаю преобразование Киевского бегового общества и установление там полного запрета бежать метисам. Ни до, ни после никто не имел смелости это сделать, только фон Мекк с его железной волей смог это провести. Киевское беговое общество, первое среди всех провинциальных беговых обществ России, пришло в полный упадок и стало ареной вечных скандалов, дрязг и интриг. Разложение там дошло до таких пределов, что великий князь решил положить этому конец. Он вызвал Николая Карловича в Петербург. Фон Мекк посоветовал великому князю радикальные меры: закрыть общество и затем поручить кому-либо образовать новое. Великий князь, человек по натуре мягкий и деликатный, колебался. Тогда фон Мекк нарисовал ему ясную и точную картину безобразий, которые творились в Киевском беговом обществе. Ему удалось убедить великого князя. Киевское общество было закрыто, а фон Мекк через полгода после этого создал Юго-Западное общество поощрения рысистого коннозаводства.

Вокруг фон Мекка в новом обществе сгруппировались все здоровые спортивные элементы Киева. При фон Мекке общество достигло расцвета. При нем в Киеве на бегу царил образцовый порядок, он создал общество для поощрения только лошадей орловского происхождения. При том влиянии, которое имели тогда метизаторы, сделать это было нелегко, пойти на такое мог только фон Мекк. Я отдаю ему должное и считаю это его величайшей заслугой перед орловским рысаком.

У фон Мекка был старший брат Владимир, который рано умер. Он очень интересовался лошадьми, имел конный завод при селе Рахманове Можайского уезда Московской губернии, неподалеку от знаменитой Можайской дороги, так памятной всем русским людям по 1812 году и роману Толстого «Война и мир». Имение это находилось часах в пяти езды от Москвы, и ввиду всеобщего к нему расположения и чисто русского хлебосольства хозяев, чудный, уютный дом его был почти всегда переполнен друзьями и знакомыми. В имении был сделан ипподром, на котором очень часто устраивались бега, а всегда любезная хозяйка придумывала и призы. Славное, чудное было время! Вот на этих-то импровизированных бегах, где обыкновенно жребий определял, кому на какой лошади ехать, я в большинстве случаев был счастливцем фортуны и за езду получал от знатоков и охотников, присутствовавших на этих испытаниях, неоднократные похвалы и одобрения. Как теперь вижу наших ветеранов и бойцов. Слышу их споры, остроты, звучащую в каждом их слове страсть к охоте…

** - неточность - годы жизни Николая Карловича 1863-1929

*** - неточность - Николай Карлович учился в училище правоведения. но не закончив его пошел на железную дорогу и начав с кочегара дошел до Председателя правления.

 

медаль Московского Императорского общества любителеи охотников конского бега

медаль Московского Императорского общества любителей (охотников) конского бега

 

...Орловец Свет выиграл в возрасте 10 лет престижный Императорский приз в Москве. В 1867 годужеребец Потешный (Полканчик — Плотная) в дрожках на 3 версты показал время 5 минут 8,0 секунды. На следующий год он же улучшил это время до 5.00,0. В этих условиях показателен один случай с орловским жеребцом Пройдой. Этот жеребец возил своего хозяина, был коренником тройки и никогда не бывал в ипподромном тренинге. Однажды его хозяин, В. К. фон Мекк, поспорил со своим приятелем, что Пройда выиграет приз на ипподроме. Жеребца привезли на ипподром, и буквально на следующий день он стартовал в очень престижном призе — Колюбакинском. Пройда не только выиграл приз, но и показал время, близкое к рекорду Потешного — 5 минут 1 секунда. После такого феноменального бега Пройда был замечен и использован как производитель. Линия Пройды через его лучшего сына Варвара Железного, сохранилась до настоящего времени. (Самым знаменитым потомком этого жеребца в начале XXI века является рождённый на Украине серый жеребец по кличке Шток (Шатёр — Казкова 1998), ставший победителем «Приза Пиона» 2006 года на Московском ипподроме.)


Владимир Карлович фон Мекк

Владимир и его жена Елизавета были большими любителями лошадей и азартными хозяевами скакунов. Читая Альбом пятидесятилетнего юбилея Московского общества любителей конского бега (1834-1884), узнал, что Владимир Карлович был действительным членом Общества с 1875 года, упомянут в списке владельцев лошадей, получивших приз в честь кн. В.А. Долгорукова, а также в списке выйгравших призы на ипподромах (650 рублей). Владел жеребцом Дюжак (1874г.р.) от производителей Неприступного и Дубровы (завод А.И. Колемина), а также кобылой Гордой  (1874г.р.) от производителей Похвального и Грозы (завод А.Н. Миллера). Жена Елизавета Михайловна была членом-посетительницей общества.